Когда жительнице деревни Селище Октябрьского сельсовета Елене Казимировне Вольской стало плохо, ее дочь вызвала скорую помощь. Но из-за заметенной дороги бригада медиков не смогла вовремя доехать по вызову.

— Маме был 91 год, 30 ноября у нее случился инсульт. На семейном совете решили, что досматривать ее будем сами. Благо мама вырастила много детей, — рассказывает Валентина Ивановна. — В один из дней ей стало плохо. Моя сестра позвонила в «скорую», там сказали, что дороги очень сильно заметены, но они постараются проехать. Прибыв к нам, медики рассказали, что пробирались с трудом и что в следующий раз могут и не доехать, если дорогу не почистят.

На следующей день пожилой женщине снова стало плохо. А погода, как назло, подбросила еще больше снега. Не зная, что делать, дочь пенсионерки позвонила в местный сельисполком и попросила телефон организации, занимающейся расчисткой дорог. На другом конце провода ей сказали, что сами передадут заявку куда следует.

— Спустя пару часов сестра опять позвонила в сельисполком. Но председатель ей только нагрубил. У сестры все внутри оборвалось от его слов, — говорит Валентина Ивановна. — Дело в том, что у мамы парализована гортань, и дать ей таблетку мы не могли — спасали только обезболивающие уколы. Дело шло к вечеру, маме становилась все хуже, и сестра вызвала «скорую». Но машина застряла в снегу, нам позвонили и сказали, что вряд ли доедут. Сестра звонит и плачет. Тогда я решила обратиться на «горячую линию» Миноблисполкома. Девушка дала мне номера телефонов различных служб Логойского района, которые помогли бы помочь в расчистке снега. Я стала их обзванивать, но никто уже не брал трубку — рабочий день подходил к концу. К счастью, диспетчер, которая принимала мой звонок, сама подключилась к решению нашей проблемы. Вскоре приехал трактор, расчистил дорогу, «скорая» смогла проехать. На следующий день дорогу тоже почистили. Но спустя пару дней в нашу семью пришло горе — мама умерла…

Мы связались с председателем Октябрьского сельского исполнительного комитета Владимиром Ильинчиком, чтобы узнать, можно ли в экстренных ситуациях расчищать дороги от снега быстрее.

— Помню тот звонок, — сказал Владимир Ильинчик. — Я принял заявку от женщины и сразу же передал ее в ДЭУ. Через пару часов она снова мне позвонила, но я попытался объяснить, что нужно немного подождать, ведь снега выпало много и машины сейчас работают в других населенных пунктах, но скоро приедут и в наш. Мои слова она почему-то восприняла как оскорбление. Но я ничего не мог сделать. Своей техники у нас нет, мы только принимаем заявки и направляем их в соответствующие организации, у которых есть техника, и которые в силу своих обязанностей должны обеспечивать расчистку дорог. Да, в экстренных ситуациях я могу попросить руководителей этих организаций поскорее снять проблемный вопрос, но приказать я им не могу. А в тот день я даже не знал, что дорогу нужно расчищать для «скорой» и что пожилой женщине срочно потребовалась медицинская помощь. Об этом при обращении мне не сказали.

 

Фото использовано в качестве иллюстрации