В постановлении, которое получила Екатерина Андреева, отмечается, что по результатам проведенной проверки было принято решение отказать в возбуждении уголовного дела по ст. 186 УК Беларуси.

15 января корреспондентка «Белсат» Екатерина Андреева обратилась в милицию с заявлением после того, как услышала угрозы от героя ее статьи, бывшего боевика ДНР из Логойского района, который представился Денисом Глазкиным. Мужчина позвонил Екатерине на частный мобильный и сказал: «Не я один такой, у кого есть желание скрутить тебе голову». Он утверждал, что информация в статье якобы «передана неправильно», но что конкретно его возмутило – выяснить не удалось.

 

Проверку проводил старший оперуполномоченный отдела оперативно-уголовного розыска Советского РОВД подполковник Бохан А.А. Он установил, что человека, на чью фамилию зарегистрирован номер, с которого звонили с угрозами, на самом деле зовут Денис Давидович. Также отмечается, что в материалах проверки, кроме показаний журналистки, есть фотографии человека в военном обмундировании и с оружием в руках, который «похож на Давидовича». Однако опросить его милиционерам «не представилось возможным, так как он находится за пределами Республики Беларусь».

По мнению правоохранителей, в действиях «неустановленного лица», с которым журналистка разговаривала по телефону 12 января, отсутствуют признаки состава преступления по ст. 186 УК (Угроза убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества), поскольку «у данной личности не было возможности осуществить угрозу».

Юрист Олег Агеев (слева) и руководитель БАЖ Андрей Бастунец, фото spring96.org

«Милиция может быть права лишь частично – для квалификации по ст. 186 нужна угроза, которая звучала бы типа «Я тебя убью». Но в этом случае дело не только в самой фразе, здесь важно, каким образом сама пострадавшая оценивает реальность угрозы.

Если учитывать, что человек имеет опыт боевых действий и, вероятно, раньше мог убить определенное количество людей, журналистка чувствует реальную опасность. Конечно, милиционерам следовало бы опросить Давидовича, выяснить обстоятельства. Что его нет в Беларуси сейчас – это их проблема, всегда можно объявить человека в розыск», – объясняет юрист Белорусской ассоциации журналистов Олег Агеев.

По словам Агеева, емли обжаловать постановление в прокуратуре, его, скорее всего отменят и возобновят проверку. «Но то, что новая проверка приведет к результату – маловероятно. Кажется, они просто не хотят искать его и заниматься этим делом», – резюмирует эксперт.

Екатерина Андреева

Екатерина Андреева обжаловать постановление не собирается. Журналистка подчеркивает, что никогда не имела намерения инициировать преследование конкретного человека, но столкнулась с нештатнай ситуацией, выполняя свой профессиональный долг, поэтому обратилась в милицию.

«Моя цель в случае интервью с Давидовичем – просто информировать общество. Но когда я услышала угрозы – естественно, обратилась за помощью. Позволять кому-то (неважно, боевик или нет) звонить и высказывать желание «свернуть голову» – недопустимо. Я обеспокоена тем, что милиция спустила дело «на тормозах». Эта ситуация хорошо демонстрирует отношение белорусского государства как к защите своих граждан в целом, так и к безопасности журналистов», – говорит она.