Про круговорот молока и долгов, рис и голубцы, многоженство и настоящую любовь рассказал малиец Шака Кейту, который вот уже 30 лет сражается с нашей действительностью на ферме.

"Когда проблем много, начинается азарт: ну что еще может случиться? Как-то сижу, думаю, где взять солярку и деньги на зарплату, а тут прибегает скотник и кричит: "У меня конь сбежал с телегой!" Человек был уверен, что председатель должен все бросить и побежать ловить его коня", – рассказывает случай из серии "будни председателя" главный зоотехник ОАО "Нестановичи" Шака Кейту.

Председателем тогда он так и не стал, хотя долго исполнял обязанности. Главный специалист – это вершина карьерного роста для лиц без гражданства в нашей стране.

Моего отца зовут Демба, но я Шака Фёдорович

В 90-е годы прошлого века 12 выпускников биологического лицея из западно-африканского государства Мали отправили обучаться премудростям сельского хозяйства в аграрную Беларусь.

Спустя 20 лет после окончания тогда Горецкого сельскохозяйственного института бывшие зоотехники встретились – и оказалось, что только один Шака Кейту внедряет свои знания на практике. Остальные стали экономистами, страховыми агентами, один даже репетитором по французскому языку в Чехии.

В ведении главного зоотехника 1383 коровы и сотни гектаров сельхозугодий
В ведении главного зоотехника 1383 коровы и сотни гектаров сельхозугодий
 

"Я вернулся с дипломом домой и хотел остаться в Мали. Но мне заплатили за дипломный проект и сообщили, что трудоустроить не могут", – рассказывает Шака Кейту.  

Зато в Беларуси он работу искал недолго. Вакантных мест животноводов и зоотехников хватало всегда. Вместе с новой должностью на другом континенте африканец получил и новое имя – "Федорович".

"Моего отца зовут Демба, но у нас нет отчеств. В Беларуси людям было неудобно ко мне обращаться, вот они и придумали", – улыбается Шака Фёдорович, сегодня уже и сам привыкший к своему местному имени-отчеству.

С самого начала его непривычный для наших широт цвет кожи, естественно, вызывал повышенное внимание.  

На первом же месте работы, в хозяйстве Могилевской области, Шаку разыскали журналисты и написали о нем статью. Газету прочли девчонки-птичницы из Логойского района, где как раз искали зоотехника.

Рабочий день на ферме начинается рано
Рабочий день на ферме начинается рано
 

Одна из них, кстати, нынешняя жена африканца, осторожно положила газету с фотографией на стол председателю и спросила: "А что, если пригласить этого?"

Так Шака Федорович перебрался поближе к столице. В Логойском районе он работает уже 20 лет. Начинал в небольшом колхозе с непонятным для него названием "1 Мая". Позже несколько хозяйств объединили.

Сейчас в ведении главного зоотехника ОАО "Нестановичи" 1383 головы дойных коров и сотни гектаров сельхозугодий. Шака Федорович дает разнарядки и следит за работой доярок, животноводов, трактористов.

"Федорович – хороший руководитель, справедливый, грамотный, спокойный. Чтобы крепкое слово загнул, это его надо очень сильно довести", – отзываются о чернокожем коллеге на ферме.

В частные руки – не лучший вариант

"В этом году из-за погоды урожай зерновых был небольшим. Животноводческой продукции мы получили меньше, чем в прошлом году. Кроме того, животноводство – это такой замкнутый круг, даже если пять человек работают отлично и только один плохо, результат всех сводится к нулю.

Чтобы ездить по сельским дорогам, Шака купил высокую Ладу
Чтобы ездить по сельским дорогам, Шака купил высокую "Ладу"
 

Большую роль играет человеческий фактор", – пытается объяснить мне Шака, почему "Нестановичи" по производству продукции занимают незавидную 10-ю строчку в районе.

Мы встретились с ним на одной из пяти ферм хозяйства. Ферма действительно немаленькая. Коровы мычат, доярки и скотники снуют туда-сюда, пожарные приехали продуть засорившуюся вакуумную трубу, в общем, работа кипит. Шака, из-за своих неславянских габаритов возвышающийся над всем этим, спокойно наблюдает за происходящим.

"Сейчас почти все процессы механизированы, поэтому даже уровень рабочих должен быть соответствующим. Но в Беларуси делают упор на подготовку специалистов высшего звена. Этого недостаточно", – считает Кейту.

Прогуливаясь по просторному залитому солнцем двору фермы, мы с ним пытаемся найти ответ на самый популярный в стране вопрос: как помочь сельскому хозяйству.

Марина иногда ругает мужа за то, что он мало времени проводит дома, но по всему видно, что живут они дружно
Марина иногда ругает мужа за то, что он мало времени проводит дома, но по всему видно, что живут они дружно
 

"Увеличить помощь государства, как во многих странах. Отдать в частные руки – не лучший вариант. Если только с условием, что частник сохранит коллектив. Но ему это не выгодно. Он оставит лучших. А остальных куда? Люди ведь пропадут. У нас сейчас работает 160 человек. Кто-то лучше, кто-то хуже. Куда они денутся? Пойдут воровать?" – объясняет свою точку зрения специалист.

Один день из жизни зоотехника

Из дома Шаки Кейту на работу ведут две дороги: хорошая, но длинная – 16 км, и короткая, но опасная для подвески. Шака выбирает вторую. Так экономнее в плане топлива. А чтобы сохранить подвеску, он купил себе "высокую" Ладу.

День зоотехника Кейту начинается в 5 утра. В 6 он уже на одной из ферм наблюдает за дойкой. В течение дня Федорович должен объехать все пять ферм хотя бы по разу. В 7 утра специалисты обсуждают наряды, а в 8 приступают к их исполнению.

"Сегодня я должен оформить договор перевода долга через Борисовский молокозавод для получения шрота с комбината хлебопродуктов", – говорит Шака и поясняет загадочный круговорот молока и долгов в природе производства сельскохозяйственной продукции.

Задействованы в этом хитром процессе хлебокомбинаты, молокозаводы и сами хозяйства. Одни предоставляют вторым в долг семена, корма и даже деньги на зарплату, когда приходится. Вторые пытаются рассчитываться молоком.

Шака признается, что за 30 лет в Беларуси так и не смог понять, как можно прогулять работу из-за выпивки
Шака признается, что за 30 лет в Беларуси так и не смог понять, как можно прогулять работу из-за выпивки
 

"Молоко – очень ходовой товар. За него предлагают и 70 копеек за литр, но мы не можем самостоятельно искать покупателей, отдаем только своему молокозаводу по 49 копеек. Мы им много должны за прошлые годы", – объясняет Шака.  

Живые деньги во взаиморасчетах аграриев и промышленников не участвуют. Если крайние обстоятельства вынуждают срочно купить какую-то запчасть, чтобы завести трактор, животноводам приходится идти против правил и продавать часть молока на сторону за наличку.

"Но это крайние меры", – уточняет зоотехник. 

По дороге в контору за документами ему сообщают по телефону об очередном ЧП. Тракториста поймали гаишники с "лысой резиной".

"С точки зрения ГАИ, он, конечно, виноват. С точки зрения трудового кодекса, человек не мог не выйти на работу и не поехать на кормораздачу. Тем более что инженер ему дал путевку! И он поехал на "лысой резине", потому что нет у нас денег купить новую", – пожимает плечами Шака и говорит, что из-за сегодняшнего инцидента трактористу и инженеру придется заплатить штрафы, а ему завтра думать, где найти другой трактор.

"Тяжело ему тутака. Колхоз большой стау, объем большой. И на все один врач и один зоотехник. Раньше у нас был яшчэ один, ён отработау два гады и уехау", – искренне жалеет начальника доярка Елена Дворецкая, которая помнит Кейту с самого своего детства.

"В такое хозяйство, как наше, не помешало бы еще три врача и зоотехник", – скажет мне позже Шака.

Живут Шака с Мариной в добротном колхозном доме
Живут Шака с Мариной в добротном колхозном доме
 

Тем не менее, он уверен, что заработать на земле сегодня все-таки можно:

"Средняя зарплата у нас 460 рублей. Если хорошо работать, можно заработать и больше. Например, тракторист может получать по 500-600 рублей, а во время посевной – и до полутора тысяч".

Сам Шака своей зарплатой доволен, говорит, что "получает на руки 860 рублей".

Эти тракторы делали в Беларуси или в Африке?

"Помню, в 88-м году первый раз прилетел в Москву. Был сентябрь, +13°С, а вылетали мы из +33. Холод показался смертельным", – смеется Шака Кейту.

За 30 лет в Беларуси он прочувствовал на себе даже минус 34°С!

"В морозы я уже давно больше волнуюсь не за себя, а за помещение с животными. Вода может замерзнуть. Мороз больше 30 градусов был как раз, когда я исполнял обязанности председателя в колхозе. Ни один трактор не завелся.

У меня была настоящая паника, я кричал: "Эти тракторы делали в Беларуси или в Африке?" А потом даже инженеру на завод позвонил", – делится Шака забавной историей, которая закончилась тем, что и.о. председателя развозил корма на единственном транспорте, который смог поехать, – личном "Форде".

— Не обидно, что вы столько сил вкладываете, работаете без выходных, а желаемого результата нет?

— Бывает обидно, иногда даже появляются мысли все бросить и переехать в город, – откровенничает Шака. – Но что я буду делать в городе? Учителем французского меня не возьмут без педобразования, а зоотехники там не нужны…

По подворью зоотехника важно прогуливаются куры и гуси, а в хлеву есть еще поросенок
По подворью зоотехника важно прогуливаются куры и гуси, а в хлеву есть еще поросенок
 

Люблю голубцы, потому что в них рис

Когда-то в Логойский район Шака Кейту переезжал с женой и двумя детьми. В деревне женщина долго не выдержала, уехала в Минск. Но дети до окончания школы оставались с отцом. Шака растил их самостоятельно, без отрыва от производства.

Тогда, больше десяти лет назад, я в первый раз приезжала делать материал про Кейту и была у него в гостях. Помню, как удивилась образцовому порядку в доме одинокого мужчины, воспитывающего двух детей-подростков.  

Сейчас Расим и Фатима живут отдельно в городе, к отцу приезжают на выходные.

11 лет назад в доме Кейту появилась новая хозяйка, та самая птичница, предложившая когда-то его кандидатуру на должность зоотехника.

Живут Шака с Мариной в добротном колхозном доме. В ухоженном дворе громко лает пес Тузик и важно прогуливаются куры. 

В сарае есть еще поросенок. Шака, хоть и мусульманин, свинину ест, потому что "говядина – слишком дорогой продукт для сельских жителей".

Белорусская картошка для него "вторым хлебом" так и не стала. Главным блюдом на столе в этой семье был и остается рис.

"Я сам научил Марину правильно его готовить. Из вашей кухни еще люблю голубцы, потому что в них тоже есть рис", – смеется Шака.

Однажды он привез с родины семена знакомой с детства суданской травы и попробовал высадить их в теплице и огороде.

"Та, что росла на улице, погибла первой. Парниковая выросла, уперлась в крышу - и тоже погибла. Она растет до двух метров, но полной вегетации дождаться не удалось", – констатирует агроном.

Пожарные приехали на ферму продуть засорившуюся вакуумную трубу
Пожарные приехали на ферму продуть засорившуюся вакуумную трубу
 

Как все жены, Марина ругает мужа за то, что он мало времени проводит дома и много – на работе, а Шака, как все мужья, колет дрова, "чтобы снять нервное напряжение".

"Марина не разрешает мне никого нанимать. Даже когда времени нет, ночью буду рубить", – утверждает хозяин.

И. о. председателя с видом на жительство

Если не считать множества ежедневных рабочих вопросов, на самом деле у зоотехника-африканца в Беларуси сейчас только одна большая проблема – у него нет гражданства.

По этой причине Шака не мог проголосовать на выборах за Александра Лукашенко, хоть и оканчивал с ним один вуз. По этой же причине любое правонарушение, в том числе пьянка или драка, могут закончиться для него депортацией.

Из-за отсутствия гражданства Шака Кейту не может и узаконить свои отношения с любимой женщиной.

"В загсе просят бумагу из Мали о том, что я там не был женат", – разводит руками Шака и уточняет, что заказать документ через посольство не получилось, за оригиналом нужно ехать самому.

Пес Тузик, в отличие от хозяев, гостям не слишком рад
Пес Тузик, в отличие от хозяев, гостям не слишком рад
 

Остальное – мелочи, с которыми малиец уже свыкся: виза в Россию, иначе снимут с самолета, как уже было один аз! Отказ от высоких должностей, иначе карьера закончится на "и.о. председателя". И так тоже было, правда, на высокие должности Шака и сам не претендует.

"Я плачу налоги, пенсию, узнавал, получу, лечиться могу, детей вырастил, в школу они ходили, сын в армии отслужил", – описывает свой статус человек с видом на жительство.

На самом деле получить гражданство – для  Кейту вопрос скорее не практический, а патриотический. Среди условий: отказ от гражданства своей страны и отсутствие в течение года административных правонарушений. 

"За все эти годы дважды меня останавливала ГАИ за превышение скорости", – признается Шака.

Но административных нарушений у него гораздо больше.

"Пожарные, когда приходят на ферму, всегда находят, за что составить протокол на руководителя. Электрики тоже всегда покажут, какой плафон не закручен. Правда, они стараются наказывать по минимуму", – улыбается, рассказывая о местных особенностях, зоотехник.

"К тому же у меня не хватает смелости сказать своему послу: "Я отказываюсь от своей родины", – добавляет он уже серьезно и безнадежно вздыхает: "Вот если бы можно было взять двойное гражданство…"

 

Африканец Шака Кейту рассказал, как в Беларуси жить без гражданства
 

P.S. Марина, в отличие от сотрудников загса, мужу верит. Несмотря на свой неузаконенный статус, по всему видно, что живут они с Шакой душа в душу. Хоть и не скрывают, что за все годы так и не смогли до конца понять менталитет двух своих народов.

"Никогда бы не смогла принять многоженство", – говорит единственная, хоть и гражданская супруга.

 

Шака и Марина живут душа в душу больше 10 лет без штампа в паспорте
 

"А я не могу понять, как можно напиться, не пойти на работу и не бояться, что тебя уволят!" – восклицает Шака и уточняет, что сам всегда с радостью в праздник поддержит белорусскую компанию, но "только патрошки".